May 10th, 2021

miroshka2

бабушки

В качестве портретов для "Бессмертного полка" я бы на этот раз выбрал своих бабушек. Именно на их плечах лежали судьбы детей и Родины, когда их мужья воевали на фронтах.

Baba AnyaАнна Парамоновна Чепкасова-Горбунова (1912-1996). Деда, Петра Ивановича, в возрасте 27 лет призвали в Красную Армию в мае 1941 года. Он уже в своё время отслужил в Красной Армии, а это был призыв приписного состава запаса на Большие учебные сборы (к вопросу, что к войне никто не готовился), которые должны были продлиться до 1 июля 1941. Тогда его провожали с лёгкой душой, никто ведь не знал, что он уходит на войну. Бабе Ане в ту пору было 29 лет, а на руках у неё трое детей: 8 лет (мой отец, Леонид Петрович), 6 лет (тётя Юля) и 3 года (дядя Паша). Получила извещение "пропал без вести", как раз, когда началась его лагерная эпопея, потом надеялась, что жив, потом узнала, что - таки да, жив, потом волновалась, когда пройдёт фильтрационный лагерь, и наконец дождалась его в конце 1945-го, уже после демобилизации. После войны родила ещё четверых детей: тётю Валю, тётю Галю, тётю Наташу и дядю Колю, причем последнего, когде ей уже было 46 лет, так что дядя старше меня всего на пару месяцев!

Baba DusyaЕвдокия Константиновна Мастарова-Кожевникова (1903-1997), баба Дуня, или баба Дуся. Когда дед, Иван Фёдорович, ушел в 1941-м на фронт, ей было 38 лет и у нее было четверо детей: 15 лет (дядя Миша, ему тоже пришлось повоевать, хотя и немного), 9 (мама, Раиса Ивановна), 7 (тётя Аля) и один совсем младенец (дядя Вова), после войны родила ещё раз, но младенец умер, не прожив и года. Я у неё в деревне в Кировской области гостил, кажется, с полутора до трёх лет, пока родители мотались по казармам (папа военный). Да и позже, если мы и ездили в деревню, то как правило к бабе Дуне. Помню вкус её оладушек из печки, солоноватого масла, плававшего в банке с водой, запах клети, где бабушка сушила малину да грибы. Пока дед бондарничал, работала уборщицей на маслозаводе, а когда его не стало, переехала к дочери в город. Помню, ей уже 90 лет, а она поднимается на пятый этаж пешком. "Бабуля, лифт же работает!" - "Ой-да, не понимаю я этого", отвечала она.